citizenkane1941 (citizenkane1941) wrote,
citizenkane1941
citizenkane1941

Category:

Кино: Чернобылиана. "Чернобыль: последнее предупреждение"

Если советско-американский "Распад" в картинке и задействованных творческих силах был на 99% советским, то в следующей попытке рассказать об аварии на ЧАЭС американцы существенно "перетянули одеяло" на свою сторону. Итак, попытка номер 2:

Чернобыль: Последнее предупреждение (Chernobyl: The Final Warning, 1991)



Режиссер - Энтони Пейдж / Anthony Page

В ролях: Джон Войт / Jon Voight, Джейсон Робардс / Jason Robards, Сэмми Дэвис / Sammi Davis, Аннетт Кросби / Annette Crosbie, Иен Макдермид / Ian McDiarmid, Винсент Риотта / Vincent Riotta, Стивен Хартли / Steven Hartley, Джим Исида / Jim Ishida, Алекс Нортон / Alex Norton, Дебора Уэстон / Debora Weston, Тревор Купер / Trevor Cooper, Себастьян Шоу / Sebastian Shaw, Энн Дайсон / Anne Dyson, Крис Уокер / Chris Walker, Лоркан Кранич / Lorcan Cranitch

Оценка - 3,5 из 10

Американский врач Роберт Питер Гейл, специалист по пересадке костного мозга, прибывает в СССР почти сразу после Чернобыльской аварии. Привлекая своих коллег и обходя различные бюрократические барьеры, он пытается помочь первой, самой тяжелой, группе пострадавших...

Режиссер Энтони Пейдж, почти всю карьеру работавший на телевидении, всегда тяготел к сюжетам из истории 20-го века, например о Франклине Рузвельте в "ФДР: последние дни" (F.D.R.: The Last Year, 1980) или кубинском кризисе в "Ракетах октября" (The Missiles of October, 1974) Но судя по всему каких-то больших успехов не достиг - хоть многие из его лент в IMDb имеют высокий балл, но количество проголосовавших достигает максимум двух тысяч в самых "популярных" случаях. Но моей памяти из всей обширной его фильмографии в телепрограмме я помню только регулярно показываемое на ТВ-6 "Отпущение грехов" (Absolution, 1978) с Ричардом Бёртоном.
Так вышло и на сей раз: в рассказе о недавнем историческом событии режиссер выше головы не прыгнул, только вот не Бог весть какое мастерство постановщика встретилось с неизбежными на тот момент подходом к экранизациям историй из русской или советской жизни. Впрочем, этот "момент" весьма живуч и у него случаются постоянные рецидивы (впомним недавнего "Красного капитана воробья").

Фильм снят по книге самого Роберта Гейла в соавторстве с Томасом Хоузером "Последнее предупреждение: Наследие Чернобыля", вышедшей в США в 1988-м (в СССР - уже в 1990-м) плюс некоторые моменты заимствуют фрагменты из мемуаров американского бизнесмена Арманда Хаммера "Мой век двадцатый. Пути и встречи". Роберт Гейл - фигура весьма известная в связи с аварией на ЧАЭС, будучи приглашенным советским правительством, он работал с первыми пострадавшими (персонал станции, пожарные и военные), которых почти сразу самолетами доставили в Москву, в радиологическую больницу №6. Итоги его деятельности до сих вызывают споры, т.к. только двум несчастным (из 13-ти) удалось выжить. Особенно в последнее время ему достается в сравнении с лечением доктора Леонида Киндзельского, в то время руководителя клиники в Киевском рентгенорадиологическом и онкологическом институте. Мол, из 11-ти лечившихся там, выжили все. Впрочем, по тем же материалам видно, что самые тяжелые пострадавшие были все-таки под опекой "москвичей". Но "очернители" готовы приписывать Гейлу, что он вообще не был врачом и что якобы в Штатах за свою деятельность получил скандал и судебное преследование. Последний пункт не гуглится, а учитывая, что Гейл далее приглашался для помощи в Бразилию (радиоактивное заражение в Гоянии в 1988-м) и Японию (авария на Фукусиме в 2011-м), такие "факты" выглядит крайне сомнительно. Судя по его недавнему интервью на Евроньюс в связи с тридцатилетием аварии, Гейл и ныне считается авторитетным экспертом по данной теме.

А что же сам фильм? Сложно судить в какой степени недостатки книги достались ему (не удалось непосредственно ознакомиться с ней), но сам экранный продукт выглядит слишком прямолинейным и схематичным. Вот случилось несчастье, почти сразу американский врач узнает о трагедии, бегом срывается помогать СССР, преодолевает бюрократические барьеры с помощью "дела и слова" от своего "пробивного" покровителя Хаммера, "знающего русских уже 60 лет", работает на месте, делает выводы о том, что с "атомом шутки плохи" и лучше разоружаться от греха подальше. Персонажи в таком шаблоне заменены функциями, перемещающиеся по сюжету как по рельсам. Именитым и не очень актерам нечего играть, лишь Джейсон Робардс в роли Хаммера вспылил в одном месте в своей типичной манере "ворчливого старикана" (тот самый момент из его мемуаров). Джон Войт исправно бегает по сюжетным локациям (причем и в буквальном смысле - Гейл любит ежедневные пробежки, что у себя в Лос-Анджелесе, что в Москве) в шаблоне "доброго доктора", который всех "выслушает" и "поможет" (впрочем, здесь случаи больно тяжелые, см. выше). Актеры, играющие "заметных" русских персонажей, старательно и заметно имитируют русский акцент. Так все вяло и движется к финалу, где он слегка оживляется тревогой и предостережением насчет как "мирного", так и особенно "военного" атомов. Если уж такие проблемы принесла "незапланированная" авария, то ядерная война будет означать бесповоротный "конец всему".
В плане достоверности ленту можно похвалить лишь за антураж комнаты управления станции и машинного зала (ибо снималось на Курской АЭС того же проекта). Сама авария и действия персонала конечно далеки от привычных описаний. "Нам дали задание, мы игнорировали некоторые привычные неполадки, а оно как бабахнет!". Неплохи попытки дать представление о реакции на аварию в мире с точки зрения газет (нагнетают слухи о двух тысячах погибших, которых потом Гейл опровергнет) и теленовостей, где сообщается о панике в продуктовой отрасли в Европе и о сотнях тысяч несчастных оленей в Скандинавии, которых пришлось пустить под нож. Виды сначала "живой" Припяти в начале и ее же запустения в конце под хорошую трогательную музыку производят впечталение. Но в остальном все портит весьма небрежное отношение к деталям, та самая КЛЮКВА. Снимая на советской натуре и с местными актерами на третьих ролях (Игорь Ливанов, Геннадий Юхтин, Дмитрий Матвеев и другие) нас радуют и примчавшимся КГБ, допрашивающим персонал в машине у стен еще горящего реактора, и ворчуньей-вахтершей, не пропускающей машину со спецномерами куда надо, но оттаивающей, стоит только увидеть "личного врача Рейгана". Достается советской бюрократии и секретности от своих (сцены с эвакуацией и прячущимимся от нее деда и бабки) и русской недальновидности (центрифугой на "другом этаже") и преодолевающей ее разухабистости ("извлечение" той же центрифуги). Вполне объяснимы мотивы американцев сверкнуть превосходством в медицинских технологиях и оборудовании, но без сцены с просьбой облученного пожарного к американцу "привезти магнитофон с записями Элвиса" можно было бы и обойтись. А эти "чудесные" русские фамилии, которые нам элементарно трудно выговорить. Канцлер Сенатор Император Палпатин играет доктора Ватисенко (в русском дубляже его именуют Василенко), главврач шестой больницы носит фамилию Петровна, а вроде бы известные Гейлу пожарный Василий Игнатенко и его жена Людмила выведены под именами Валерия и Елены Мащенко. Больше похожий на повара или мясника, чем на старшего смены на атомной станции, персонаж актера Тревора Купера в титрах и вовсе подписан как "Feodor Lashelya". На таком фоне пафос "давайте вместе решать атомную проблему" существенно девальвируется, а сдержанные похвалы советским врачам выглядят как великое одолжение.

Итог - слишком "сырая" попытка выпустить что-то на первый юбилей (фильм вышел 22-го апреля 1991-го года) одной из крупнейших техногенных катастроф в истории.

Кадры

Роберт Питер Гейл
Роберт Питер Гейл         

Джон Войт в роли него же
Джон Войт в роли него же

Вспомнить всё?
"Вспомнить всё"?

Нет, Чернобыль!
Нет, "Чернобыль"!

Мясник или повар? Нет, главный инженер!
Мясник или повар? Нет, главный инженер!

Пыщь!
Пыщь!

Зверь...

вырвался на свободу
"Зверь" вырвался на свободу

близко...
Слишком уж близко персонал станции и врачи "скорой" стоят у разрушенного реактора

кровавая гебня

кровавая гебня

А вот и "кровавая гебня"!

безо всякой защиты
Она же погнала снимать реактор безо всякой защиты

документальные кадры
Иногда в фильм вставляются документальные кадры

СМИ нагнетают жути
Западные СМИ нагнетают жути

Бабуся
-Не пущу!

Вы кто
-Вы кто такой вообще?!

Я папа Анджелины Джоли
-Я папа Анджелины Джоли...

Проезжайте!
-Ой, что ж Вы сразу не сказали? Проезжайте!

ОЛБ
Последствия острой лучевой болезни (*)

Не шутить
Не шутить о цене темной стороны Силы!

Советская безалаберность
Советская безалаберность...

Михаил Сергеевич
...огорчает Михаила Сергеевича.


Пассаж про опасность реактора "на следующие 7 миллиардов лет" (в переводе: "7 миллионов")

* - в фильме доктора стараются не контактировать с больными без спецсредств, чтобы не подвергать тех опасности инфекций. Данный момент весьма контрастен с некоторыми пассажами из "Чернобыльской молитвы" Светланы Алексиевич, где Людмила Игнатенко довольно свободно общается со своим мужем. Хм...

Еще пара ссылок:
http://www.mif-ua.com/archive/article/35893 - "Набат Чернобыля", интересный материал Виталия Пинчука о Роберте Гейле, Арманде Хаммере и их помощи пострадавшим от аварии на ЧАЭС. Есть сведения о визите Гейла вместе со своей семьей в Киев уже в июне 1986-го. Правда о фильме есть ошибка, что он вышел в 2010-м.
http://e-reading.club/chapter.php/1051385/3/Hammer_-_Moy_vek_-_dvadcatyy._Puti_i_vstrechi.html - глава из мемуаров Хаммера о Чернобыле. Вся книга доступна здесь
Tags: кино, чернобылиана
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments